Артирт
255 0

Ревматоидный артрит паранеопластический

Ревматоидный артрит паранеопластический

Паранеопластические ревматологические синдромы

Практическим врачам давно известно, что злокачественные опухоли не только вызывают местные симптомы (боль, кровотечение и др.), но и оказывают многочисленные неспецифические действия на организм независимо от характера, локализации и распространенности опухолевого процесса.

Термин «паранеопластический синдром» был введен относительно недавно, в 1948 г. Паранеопластический синдром (ПНС) — патологический симптомокомплекс или реакция, патогенетически связанная с наличием в организме опухоли, но не являющаяся следствием непосредственного воздействия этой опухоли или ее метастазов на орган.

Паранеопластическими синдромами принято обозначать клинико-лабораторные проявления, обусловленныене локальным ростомпервичной или метастатическойопухоли, а неспецифическими реакциямисо стороны различных органов и системилиэктопическойпродукцией опухолью биологически активных веществ. ПНС не зависят от массы опухоли, нередко могут быть дебютом опухолевого процесса, могут регрессировать после радикального лечения опухоли.

По образному выражению Е. М. Тареева, ПНС несут в организме «сторожевую службу» в качестве маркеров назревающего опухолевого процесса. Знание ПНС важно для врачей всех специальностей, поскольку опухоли различных локализаций на определенных этапах до появления местной симптоматики могут проявляться неспецифическими признаками, ошибочно трактующимися как самостоятельные заболевания кожи, суставов, почек и т.д. Это, с одной стороны, может вести к неоправданной терапии, а с другой — к задержке онкологического поиска и запоздалому распознаванию опухоли.

В клинической практике нередко встречаются ревматологические маски онкологических заболеваний. Манифестация последних разнообразна. Это могут быть синдромы и симптомокомплексы, имеющие сходство с диффузными заболеваниями соединительной ткани, метаболическими артропатиями и другими заболеваниями костно-мышечной системы.

Костно-суставно-мышечные ПНС

У больных злокачественными опухолями различной локализации на разных этапах заболевания могут наблюдаться проявления со стороны костно-суставного, мышечного и связочного аппарата, а также различные признаки, напоминающие системные васкулиты. К таким ПНС относятся гипертрофическая остеоартропатия; артриты (ревматоидоподобный синдром); ревматическая полимиалгия; синдром пальмарного фасциита; мигрирующий тендовагинит; полимиозит (дерматомиозит); псевдосклеродермический синдром; синдром Шегрена.

Наиболее типичным и частым проявлением ПНС данной группы считается гипертрофическая остеоартропатия (ГОА) В основе ГОА лежат явления периостита и новообразования костных структур.

В патогенезе ГОА обсуждается роль остеобластстимулирующих агентов и других факторов, продуцируемых опухолью. Чаще других ГОА встречается при бронхогенном раке легкого (10-20%) и мезотелиоме (50-60%), также встречается при лимфогранулематозе.

Клиническая картина.Наиболее значимые внешние признаки данной патологии: утолщение концевых фаланг пальцев рук и ног по типу «барабанных палочек», изменение ногтей по типу «часовых стекол». Классическое описание клинических проявлений ГОА включает острое развитие сильных жгучих болей в костях конечностей, отек и тугоподвижность суставов пальцев, мышечную слабость, цилиндрическое расширение дистальной трети конечностей, обусловленное развитием плотного отека тканей с местным покраснением и повышением температуры, усиленным потоотделением в участках кожи пораженных конечностей. Могут развиться фиброзные контрактуры. У части больных возникает гинекомастия.Рентгенологическиобнаруживаются периостальные наложения вокруг диафизов, чаще в костях предплечья и голени; поражения обычно симметричны.В анализе крови— часто повышено СОЭ, ревматоидный фактор не обнаруживается.

Системный оссифицирующий периостоз

Системный оссифицирующий периостоз (синдром Мари-Бамбергера) сходен с ГОА. Чаще наблюдается при злокачественных опухолях легких, средостения, реже — при лимфогранулематозе. Чаще болеют мужчины.

Клиническая картина.Пальцы в виде барабанных палочек, ногти в виде часовых стекол. Болевые ощущения в конечностях, уплощение кожи и подкожной клетчатки, пастозность, особенно в области лица. Изредка присоединяются токсические артропатии, наблюдаются нейровегетативные сдвиги, гипертермия, расширение периферических сосудов, гипергидроз, патологическое образование пигмента, гипертрихоз.Рентгенологическая картина.Первоначально определяются узкие полоски обызвествления надкостницы вдоль диафиза периферических трубчатых костей. Впоследствии вокруг диафизов и эпифизов образуются массивные периостальные футляры. Отмечается перестройка кортикального слоя в виде его продольной исчерченности. Анализ крови. Часто повышены фракции α и γ-глобулинов.

Пахидермопериостоз

Пахидермопериостоз (синдром Турена-Соланта-Голе), развивающийся при карциноме бронхов, также имеет сходство с ГОА. Чаще встречается у мужчин, болезнь обычно начинается постепенно, после 20 лет. Клинические проявления. Характерно утолщение и сморщивание кожи лба, лица, глазных век, головы и конечностей; гиперплазия сальных желез с повышенной продукцией кожного сала; билатеральный и симметричный гиперостоз и остеофитоз преимущественно в метакарпальной и метатарзальной областях и в фалангах пальцев рук и ног; гипергидроз кистей и стоп; оссалгии. Кости конечностей относительно удлиняются. Ногти в виде часовых стекол. Рентгенологическая картина. Диагностируются периостозы длинных трубчатых костей, возможен акроостеолиз. Анализ мочи. У мужчин повышено количество эстрогенов. Прогноз. В дальнейшем клиническая картина завершает свое развитие и остается стационарной.

Развивающиеся при опухолях различныеартритычаще характеризуются острым началом, асимметричным поражением суставов как верхних, так и нижних конечностей. В ряде случаев клиническая картина суставного синдрома напоминает ревматоидный артрит, однако при этом отсутствуют эрозивный процесс в пораженных суставах, ревматоидные узелки и ревматоидный фактор в крови. Характерно несоответствие между тяжелым состоянием больных и относительно невыраженным суставным синдромом. На мысль о паранеопластическом характере артрита должно наводить поражение суставов у больных пожилого и старческого возраста, хотя известны случаи ювенильного артрита при опухолях у детей. Суставной синдром может сочетаться с другими проявлениями в виде узловой эритемы, гиперэозинофилии, полисерозитов. Противовоспалительная терапия при паранеопластических артритах малоэффективна.

Суставной синдром у больных злокачественными опухолями может сочетаться с другими паранеопластическими проявлениями (серозиты, кожные поражения, лихорадка, лабораторные сдвиги). Такое сочетание в зависимости от характера симптомов может напоминать системную красную волчанку, системную склеродермию, синдром Шегрена и некоторые другие системные васкулиты. Сообщается о случаях ошибочной диагностики системной красной волчанки у больных злокачественными опухолями. Обращают на себя внимание устойчивость суставно-мышечного синдрома к лечению, относительная редкость висцеральных поражений (кожа, сердце, легкие), гипохромный характер анемии (при ее наличии), тенденция к тромбоцитозу и лейкоцитозу.

Читать еще: Боли в спине при артрите

Менее известна практическим врачампаранеопластическая склеродермия(псевдосклеродермический синдром). Выделяют несколько вариантов данного ПНС. Один из них характеризуется преимущественным поражением периартикулярных тканей, индуративными изменениями мягких тканей, отсутствием синдрома Рейно и висцеральных проявлений. Более редко встречается симптомокомплекс, не отличающийся от обычной системной склеродермии, но отмечающийся в более молодом возрасте и характеризующийся прогрессированием и высокой активностью. Наряду с указанными существует вариант, проявляющийся нарастающей слабостью, похуданием, отсутствием индуративных изменений, метаболическими нарушениями, внешним сходством с истинной склеродермией (некоторая маскообразность лица). Среди опухолей чаще других выявляются рак яичников, молочной железы, легких. Вполне реально сосуществование злокачественной опухоли и истинной склеродермии.

Описаны случаи острого развития и прогрессирующего течения синдрома Шегрена у больного бронхогенным раком с выявленным при секционном исследовании фиброзирующим альвеолитом.

Наряду с суставным синдромом у больных злокачественными опухолями могут наблюдаться поражения мягких околосуставных тканей и связочного аппарата (ревматическая полимиалгия, синдром пальмарного фасцита, рецидивирующие и мигрирующие тендовагиниты и др.)…

Паранеопластические артропатии. Лекарственные артропатии

Для этой патологии также характерно отсутствие специфичности при параллелизме развития злокачественного заболевания и суставного синдрома. Такие артропатии появляются до обнаружения опухоли, одновременно с нею или после ее выявления. Паранеопластические артропатии обнаруживаются у 3—3, 7% больных опухолями. В ряде случаев суставной синдром протекает как бы изолированно, что затрудняет диагностику основного заболевания.

Потому у больных ревматоидным полиартритом, особенно в возрасте после 40 лет при нетипичном протекании последнего, необходимо исключить опухолевый процесс, Нередко таких больных начинали лечить по поводу ревматоидного артрита. В некоторых случаях наступало даже улучшение в области суставов, но общее состояние при этом оставалось прежним.

В клинике преобладают симптомы основного заболевания, в то время как суставные явления незначительны. Характерны упорные полиартральгии при незначительных явлениях артрита, иногда появляется припухлость суставов. Рентгенологически у большинства обнаруживается небольшой эпифизарный или распространенный остеопороз, разрастание остеофитов, реже — сужение суставной щели, под-хрящевой остеосклероз, эрозивный процесс. В общем обычно превалируют некоторые признаки деформирующего артроза. Локализация опухолевого процесса при этом может быть самой разнообразной. Чаще поражаются крупные суставы. После радикального удаления опухоли процесс в суставах обычно исчезает (И. М. Трофимова, 1977; Р. Нестор, 1975, и др.).

Лекарственные артропатии

Суставной синдром может развиться в результате аллергического или токсического действия ряда лекарственных препаратов. Наиболее часто поражаются суставы при сывороточной болезни (через 5—10 дней после первого введения белка), а также после назначения таких широко применяемых медикаментов, как пенициллин, стрептомицин, сульфаниламиды, пиразолоновые производные, барбитураты, атофан, висмут, гепарин, йод, изониазид, инсулин, мышьяк, препараты наперстянки, салицилаты, ртутные препараты и др. (Е. М. Тареев, 1965). В некоторых случаях симптомы артрита развиваются непосредственно после введения лекарственного вещества или сыворотки.

Кроме достаточно частых случаев возникновения после введения лекарства одних только суставных явлений привлекает к себе внимание поражение суставов при лекарственной болезни, которое наблюдается примерно у 20% больных. При сравнительной однотипности суставного процесса Е. Я. Северова (1978) тем не менее выделяет две формы артропатии — быстрообратимую и затяжную, с более стойкой патологией суставов.

При быстрообратимой форме изменения в суставах ограничиваются артральгиями, экссудацией (синовиты), реже — дефигурацией из-за поражения околосуставных сумок и хрящей. Поражаются крупные и мелкие суставы, причем один сустав воспаляется редко, чаще на лекарства реагирует 2—3 сустава. При рентгенографии обнаруживается отечность периартикулярных тканей, у части больных — незначительный выпот в полость сустава. После отмены препарата-антигена эти изменения ликвидируются в короткие сроки и полностью. Вторая, более тяжелая, форма встречается у 4, 2% страдающих лекарственной болезнью. Боль в суставах отличается интенсивностью, но быстро прекращается после введения достаточного количества глюкокортикоидов. В общем эти формы мало чем отличаются от ревматоидного полиартрита. Изредка наблюдается рецидивирующая водянка коленного сустава. В единичных случаях у умерших обнаруживали гиперемию и отек синовиальной оболочки, экссудацию в полость суставов, очаговые некрозы с деструкцией суставных поверхностей крупных суставов.

В патогенезе суставного медикаментозного синдрома, кроме аллергического и токсического воздействия, могут играть роль и прямые фармакологические влияния. Предполагается, что артриты после введения декстрана могут быть связаны с вызванным им быстропреходящим поступлением плазмы из сосудов в ткани, что может привести к водному дисбалансу в суставе. Гидролазиновый синдром и артропатии при нем развиваются, вероятно, вследствие нейтрализации препаратом гистаминазы и повышения содержания гистамина в крови.

Лечение: отменяют лекарство-антиген, назначают кортикостероиды, противогистаминные препараты, салицилаты, адреналин (при явлениях анафилактического шока), кальция хлорид и др. (М. Г. Астапенко, Э. Г. Пихлак, 1966).

ИсточникРедкие и атипичные синдромы заболевания в клинике внутренних заболеваний / Ганджа И.М., Децик Ю.И., Пелещук А.П. и др.; Под ред. И.М. Ганджи.- Киев: Здоровье, 1982.

Паранеопластический синдром

Паранеопластический синдром– комплекс клинических и лабораторных признаков онкологического заболевания, не связанных с ростом первичного новообразования и появлением метастазов. Обусловлен неспецифической реакцией организма и выделением опухолью биологически активных соединений. Проявляется эндокринными, дерматологическими, сердечно-сосудистыми, нейромышечными, нефрологическими, гастроэнтерологическими, гематологическими или смешанными расстройствами. Диагностируется на основании анамнеза, симптомов и данных дополнительных исследований. Лечение – удаление либо консервативная терапия первичной опухоли.

Читать еще: Боли при плечелопаточном периартрите

Общие сведения

Паранеопластический синдром – неметастатические системные клинико-лабораторные проявления онкологического заболевания. Страдают преимущественно больные пожилого и среднего возраста. Паранеопластический синдром чаще возникает при лимфоме, раке легких, раке яичников и раке молочной железы. Иногда становится первым признаком ранее недиагностированного онкологического поражения. Играет как положительную, так и отрицательную роль в процессе диагностики онкологических заболеваний.

При отсутствии клинических проявлений первичного онкологического процесса становится неспецифическим маркером новообразования. Вместе с тем, одновременное появление паранеопластического синдрома и локальных симптомов злокачественной опухоли может усложнять клиническую картину и затруднять распознавание онкологического заболевания. Лечение осуществляют специалисты в области онкологии, эндокринологии, кардиологии, гастроэнтерологии, дерматологии и врачи других специальностей.

Причины паранеопластического синдрома

Основными причинами развития паранеопластического синдрома являются активность злокачественной опухоли и реакции организма на эту активность. Клетки новообразования выделяют биологически активные белки, энзимы, иммуноглобулины, простагландины, цитокины, интерлейкины, факторы роста, активные и неактивные гормоны, влияющие на деятельность различных органов и систем. Контакт нормальных тканей организма с тканью опухоли и выделяемыми ею соединениями провоцирует нормальные иммунные реакции и вызывает развитие аутоиммунных нарушений.

Вероятность возникновения, интенсивность проявлений и характер паранеопластического синдрома зависят от локализации и вида новообразования, способности опухоли выделять различные активные вещества и генетически обусловленной склонности к аутоиммунным нарушениям. Чаще всего паранеопластический синдром развивается при раке легкого. В числе других онкологических заболеваний, часто провоцирующих этот синдром – рак молочной железы, рак яичников, рак почки, лимфомы, лейкозы, гепатоцеллюлярная карцинома, рак желудка, рак поджелудочной железы и опухоли ЦНС.

Характеристика паранеопластических синдромов

Паранеопластические синдромы – обширная группа синдромов, возникающих при злокачественных опухолях. Кроме того, паранеопластические синдромы выявляются при некоторых доброкачественных новообразованиях и заболеваниях неопухолевой природы, в том числе – при ревматических болезнях, хронических неспецифических заболеваниях легких, болезнях сердца, эндокринных заболеваниях и поражении паренхиматозных органов. Возможность вовлечения любых органов и систем, а также разнообразие клинических проявлений паранеопластических синдромов затрудняют создание единой классификации.

Существует несколько вариантов упорядочивания таких синдромов, наиболее распространенным из которых является группировка по органно-системному принципу (с учетом поражения тех или иных органов). Согласно этому варианту, различают эндокринные/метаболические, дерматологические, почечные, нервно-мышечные/неврологические и некоторые другие виды паранеопластических синдромов. Отличительными особенностями всех синдромов являются:

  • общие патогенетические механизмы;
  • возникновение при онкологических заболеваниях;
  • неспецифичность клинической симптоматики и лабораторных показателей;
  • возможность развития паранеопластического синдрома до появления локальных признаков опухоли, одновременно с локальными признаками опухоли либо на заключительных стадиях болезни;
  • неэффективность терапии, исчезновение синдрома после радикального лечения новообразования и его повторное возникновение во время рецидива.

Развитие паранеопластического синдрома до появления местных признаков опухоли может, как облегчать, так и затруднять диагностику основной патологии. Например, синдром Мари-Бамбергера (оссифицирующий системный периостоз, при котором пальцы приобретают вид барабанных палочек) чаще наблюдается при злокачественных поражениях плевры и легких, но не является их специфическим проявлением, поскольку может обнаруживаться и при других заболеваниях, например, при хроническом обструктивном бронхите, циррозе печени или пороках сердца.

Тем не менее, наличие этого паранеопластического синдрома указывает на высокую вероятность патологии дыхательной системы и позволяет достаточно точно определить перечень необходимых обследований. Другие паранеопластические синдромы, например, лихорадка, тромбофлебит или дерматологические поражения могут трактоваться как самостоятельные заболевания, что ведет к недообследованию, назначению неправильного лечения и запоздалому выявлению онкологических поражений, ставших причиной развития данной патологии. Своевременная диагностика и дифференциальная диагностика этой группы патологических состояний остается актуальной проблемой современной онкологии.

Виды паранеопластических синдромов

Гастроинтестинальные паранеопластические синдромы (потеря аппетита, похудание) – самые распространенные синдромы при онкологических заболеваниях. На определенных этапах злокачественного процесса выявляются практически у всех больных. Основными проявлениями паранеопластического синдрома являются потеря аппетита, изменение вкуса, возникновение отвращения к некоторым пищевым вкусам и запахам. После постановки диагноза, прогрессирования локальной симптоматики и начала химиотерапии гастроинтестинальные расстройства могут усугубляться депрессией, страхом перед тошнотой и рвотой, нарушениями проходимости кишечника и другими обстоятельствами.

Гематогенные паранеопластические синдромы выявляются у большинства онкологических больных. Самой распространенной разновидностью этого паранеопластического синдрома является умеренная или нерезко выраженная нормохромная анемия. В анализе периферической крови нередко обнаруживаются другие признаки основного заболевания: повышение СОЭ, лейкоцитоз и сдвиг лейкоцитарной формулы влево. При В-клеточных лимфоидных новообразованиях паранеопластический синдром может проявляться аутоиммунной гемолитической анемией, при меланоме и лимфоме Ходжкина – гранулоцитозом, при лейкозах – тромбоцитопенией, при раке печени и почек – эритроцитозом.

Эндокринные и метаболические паранеопластические синдромы включают в себя разнообразные гормональные и обменные нарушения. При медуллярном раке щитовидной железы может развиваться гипокальциемия, протекающая бессимптомно или сопровождающаяся повышением нервно-мышечной возбудимости. При мелкоклеточном раке легкого паранеопластический синдром проявляется синдромом Кушинга и водно-электролитными нарушениями. Для феохромоцитом характерно повышение артериального давления, для лимфомы Ходжкина – гипоурикемия, для гематосаркомы и острых лейкозов – гиперурикемия.

Сосудистые паранеопластические синдромы обычно проявляются тромбофлебитами. Могут возникать за несколько месяцев до появления первых признаков онкологического заболевания. Чаще всего выявляются при раке молочной железы, опухолях ЖКТ, раке легких и раке яичников. Половина тробмофлебитов у пациентов в возрасте старше 65 лет связаны с развитием злокачественных новообразований. Сосудистые паранеопластические синдромы плохо поддаются антиагрегантной терапии. После оперативных вмешательств развиваются более чем у половины больных онкологическими заболеваниями. Являются третьей по распространенности причиной летальности в послеоперационном периоде.

Читать еще: Статистика ревматоидного артрита в россии воз

Дерматологические паранеопластические синдромы отличаются большим разнообразием. Включают в себя преходящую эритему, приобретенный ихтиоз, паранеопластическую пузырчатку и другие расстройства. Выявляются при лейкозах, медуллярном раке щитовидной железы и некоторых других онкологических заболеваниях.

Неврологические/нервномышечные паранеопластические синдромы сопровождаются поражением центральной и периферической нервной системы. Могут проявляться энцефалитом, деменцией, психозами, синдромом Ламберта-Итона (слабость мышц конечностей, напоминающая миастению, при сохранении тонуса глазных мышц; обычно возникает при опухолях в области грудной клетке, чаще всего при раке легкого), синдромом Гийена-Барре (периферическая нейропатия, выявляется у некоторых больных лимфомой Ходжкина) и другими периферическими нейропатиями.

Ревматологические паранеопластические синдромы встречаются как при ревматоидных заболеваниях, так и при злокачественных новообразованиях. Системный склероз, полимиалгия и ревматоидный артрит характерны для гемобластозов и опухолей толстого кишечника. Паранеопластический синдром в виде вторичного амилоидоза выявляется при почечно-клеточном раке, лимфомах и миеломе. Гипертрофическая остеопатия может наблюдаться при некоторых разновидностях рака легкого.

Паранеопластический синдром

Факультет: Общей медицины

Кафедра: ОВП интернатуры и послевузовского обучения.

Дисциплина: Внутренние болезни

Специальность: ВОП

Курс: 7

Группа: 743

Тема: Реактивный артрит. Паранеопластические синдромы.

Форма выполнения: Реферат.

Выполнил: Жубатыров Н.Н.

Проверила: Дильмагамбетова Г.С.

Актобе-2016

План

Введение

В настоящее время реактивный артрит является одним из наиболее частых ревматологических диагнозов. Обычно реактивным считают артрит, который не удовлетворяет диагностическим критериям ревматоидного или подагрического артрита и не сопровождается специфической для системных ревматических заболеваний внесуставной симптоматикой. Реактивный артрит представляет собой группу заболеваний, которые характеризуются однотипным поражением опорно-двигательного аппарата.

Ревматоидный артрит (РА)– аутоиммунное ревматическое заболевание неизвестной этиологии, характеризующееся хроническим эрозивным артритом (синовитом) и системным поражением внутренних органов.

КлассификацияОсновной диагноз:1. Ревматоидный артрит серопозитивный (М05.8). 2. Ревматоидный артрит серонегативный (М06.0).

Особые клинические формы ревматоидного артрита1. Синдром Фелти (М05.0); 2. Болезнь Стилла, развившаяся у взрослых (М06.1). 3. Ревматоидный артрит вероятный (М05.9, М06.4, М06.9).

Клиническая стадия:1. Очень ранняя стадия: длительность болезни 1 года при наличии типичной симптоматики РА. 4. Поздняя стадия: длительность болезни 2 года и более + выраженная деструкция мелких (III–IV рентгенологическая стадия) и крупных суставов, наличие осложнений.

Степень активности болезни:1. 0 – ремиссия (DAS28 5, 1).

Внесуставные (системные) признаки:1. Ревматоидные узелки. 2. Кожный васкулит (язвенно-некротический васкулит, инфаркты ногтевого ложа, дигитальный артериит, ливедо-ангиит). 3. Нейропатия (мононеврит, полинейропатия). 4. Плеврит (сухой, выпотной), перикардит (сухой, выпотной). 5. Синдром Шегрена. 6. Поражение глаз (склерит, эписклерит, васкулит сетчатки).

Инструментальная характеристика.Наличие или отсутствие эрозий [по данным рентгенографии, магнитно-резонансной томографии (МРТ), ультразвукового исследования (УЗИ)]: – неэрозивный; – эрозивный.

Рентгенологическая стадия (по Штейнброкеру):I – околосуставной остеопороз; II – околосуставной остеопороз + сужение суставной щели, могут быть единичные эрозии; III – признаки предыдущей стадии + множественные эрозии+ подвывихи в суставах; IV – признаки предыдущих стадии + костный анкилоз.

Дополнительная иммунологическая характеристика – антитела к циклическому цитруллинированному пептиду (АЦЦП):1. Анти – ЦЦП – присутствуют (+). 2. Анти – ЦЦП – отсутствуют (-).

Функциональный класс (ФК):I класс – полностью сохранены возможности самообслуживания, занятием непрофессиональной и профессиональной деятельностью. II класс – сохранены возможности самообслуживания, занятием непрофессиональной, ограничены возможности занятием профессиональной деятельностью. III класс – сохранены возможности самообслуживания, ограничены возможности занятием непрофессиональной и профессиональной деятельностью. IV класс – ограничены возможности самообслуживания занятием непрофессиональной и профессиональной деятельностью.

Осложнения:1. Вторичный системный амилоидоз. 2. Вторичный остеоартроз 3. Остеопороз (системный) 4. Остеонекроз 5. Туннельные синдромы (синдром карпального канала, синдромы сдавления локтевого, большеберцового нервов). 6. Подвывих в атланто-аксиальном суставе, в т.ч. с миелопатией, нестабильность шейного отдела позвоночника 7. Атеросклероз

Варианты течения:По характеру прогрессирования деструкции суставов и внесуставных (системных) проявлений течение РА вариабельно: – Длительная спонтанная клиническая ремиссия ( 3 г/л, глюкоза 1000 ЕД/мл, рН 7, 0; титры РФ > 1:320, комплемент снижен; цитоз — клетки 5000 мм3 (лимфоциты, нейтрофилы, эозинофилы).

Инструментальные исследованияРентгенологическое исследование суставов:Подтверждение диагноза РА, стадии и оценки прогрессирования деструкции суставов кистей и стоп. Характерные для РА изменения в других суставах (по крайней мере, на ранних стадиях болезни) не наблюдаются.

Рентгенография органов грудной клеткипоказана для выявления ревматоидного поражения органов дыхания, и сопутствующих поражений легких (туберкулез ХОБЛ и др.).

Магнитно-резонансная томография (МРТ):– более чувствительный (чем рентгенография) метод выявления поражения суставов в дебюте РА. – ранняя диагностика остеонекроза.

Допплеровская ультрасонография:более чувствительный, (чем рентгенография), метод выявления поражения суставов в дебюте РА.

Компьютерная томография с высоким разрешением:диагностика поражения лёгких.

Эхокардиография:диагностика ревматоидного перикардита, миокардита и связанного с ИБС поражения сердца.

Двуэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия

Диагностика остеопороза при наличии факторов риска:– возраст (женщины >50 лет, мужчины >60 лет). – активность заболевания (стойкое увеличение СРБ >20 мг/л или СОЭ >20 мм/ч). – функциональный статус (счёт Штейнброкера >3 или счёт HAQ>1, 25). – масса тела

Добавить комментарий